«Мы сами придумали, что все в России воры»

НЕДЕЛЯ Пятница 20 января 2006 г. / Известия, 20.01.2006

«Формируйте мифы о себе, все боги с этого начинали»  - с этой фразы польского мастера афоризмов Станислава Ежи Леца обычно начинает лекцию о специфике слухов кандидат психологических наук, президент консалтинговой компании «Старая площадь» Светлана Колосова. Она ответила на вопросы редактора отдела политики «Известий» Кирилла Привалова.

известия: А в защиту слухов вы можете что-нибудь сказать?

Светлана Колосова: Это первые СМИ, появившиеся еще до возникновения письменности. Самое древнее средство коммуникации, поэтому слухам и верят больше всего - это род инстинкта. Репутации строятся из истории, а история  - из легенд. Слух - как анекдот, его нельзя внушить «насильно». Если он интересен, он распространяется как микроб, если нет -  он умирает.

известия: Есть ли в России национальная особенность слухотворчества?

Колосова: К сожалению, наша страна никак не может дать нам ощущение стабильности. Это рождает невротическую реакцию, столь благоприятную для распространения слухов. «Исторический оптимизм» так переполняет бывших советских людей, что тридцатилетние люди говорят: «Ну на что нам остается надеяться?! Лишь бы дети пожили...» В тридцать-то лет! Психология наша такова, что женщины готовы собираться только для того, чтобы четыре  часа говорить, какие мерзавцы их мужья. Мы как-то провели эксперимент: предложили женщинам рассказать друг другу о том, какие у них хорошие мужья, и тема для разговора исчезла в пять минут! Впрочем, это закономерно: негативные слухи приживаются легче и распространяются быстрее, чем позитивные.

известия: Относится ли это и к политическому пиару?

Колосова: Вполне. В России выделить несколько волн этой своеобразной контрпропаганды. Первую из них можно условно назвать: «Где ты был, когда мы защищали Белый дом?» Защита Белого дома в дни ГКЧП обрастала слухами, как Первомай в Кремле с участием Ленина: все несли знаменитое бревно! Достаточно долго это было у нас ключевым звеном в политическом продвижении или задвижении политиков. Творили это Бурбулис и компания. Никакого другого хода они просто-напросто придумать не могли... Вторая волна началась, когда стали спрашивать: в каком доме ты живешь? где учатся твои дети? в чем ходит твоя жена?.. Если жилплощадь у тебя лучше, чем у других, значит, ты точно вор...

известия: Мы сами себя «опускаем», бурча про других, что заработать честно этот конкретный   «мерзавец»  либо абстрактный олигарх явно не мог...

Колосова: Так как мы, ожидая лучшего, все время готовимся к худшему, запугать нас труда не составляет. Но, запугав себя, мы запугали и всех остальных. Весь мир заговорил о «русской мафии»! Запущенные нами же слухи обернулись против нас... Третья волна была связана - с большой помощью Сергея Доренко - с выявлением болезней у политиков. У генерала Лебедя нашли больничную карту, все мусолили с восторгом его простатит. Примакова оперировали прямо на экране. С радостью обнаружили, что один политик импотент, другой - наркоман... То ли у тебя пальто украли, то ли ты сам его у кого-то украл.

известия: И волна с волною говорит!

Колосова: Четвертая волна связана с олигархами второй очереди — которые выше среднего класса, но еще не небожители. Их мучат пересуды о необходимости получить двойное гражданство. Но как быть с детьми? Где именно купить за границей жилье? Каждый мнит себя Ходорковским.

известия: Так заплати налоги - и живи себе спокойно. А какие сейчас «страшилки» самые модные?

Колосова: Номер один: доллар рухнет. Номер два: Россию захватит Китай. Номер три: идет война между католической и православной церквями... В нашей стране еще не научились запускать слухи, приручать и прогнозировать их.

известия: И тем не менее можете ли вы дать пример умело используемого нашими властями слуха?

Колосова: Классика жанра: горбачевская перестройка! Все согласны были начать реформу, углубить и расширить ее, не зная при этом, о чем идет речь. Использовался слух: «У нас будет, как на Западе, а там все классно!» Но при этом в ту пору никто из нас на Западе еще не был. Со временем мы обнаружили, что не все там так классно и просто. Но слух тот при готовности общества к переменам сработал великолепно.