А теперь дискотека

SmartMoney #19, 24.07.2006

Публичной политики в России практически не осталось. Как теперь зарабатывают на хлеб политтехнологи?
 
При избрании магис­тратов народ дела­ет несравнимо луч­ший выбор, нежели государь; народ ни за что не уговоришь, что было бы хоро­шо удостоить обще­ственным почетом человека недостой­ного... а государя уговорить можно без всякого труда.
ВРЕМЯ ПОЛИТИКОВ ЗАКОНЧИЛОСЬ, ПРИШЛО ВРЕМЯ ФУНКЦИОНЕРОВ: ПРОПАГАНДА ВМЕСТО ТВОРЧЕСТВА, ЛОББИЗМ ВМЕСТО ПИАРА. БЫВШЕМУ ДЕПУТАТУ ГОСДУМЫ, «ВЫБОРЩИКУ» СО СТАЖЕМ ВЛАДИМИРУ ЛЕПЕХИНУ ЕСТЬ О ЧЕМ ГОРЕВАТЬ. ПЕРВЫЙ ЗАМРУКОВОДИТЕЛЯ ШТАБА БОРИСА ЕЛЬЦИНА В 1996 Г ., НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА МЕДИАПЛАНИРОВАНИЯ В ШТАБЕ ВЛАДИМИРА ПУТИНА В 2ООО Г., ЛЕПЕХИН УВЕРЕН, ЧТО ПОСЛЕДНИМ ПРОДУКТОМ ПОЛИТТЕХНОЛОГИЙ БЫЛА ПАРТИЯ «РОДИНА», КОТОРУЮ ОН РАСКРУЧИВАЛ ОСЕНЬЮ 2ООЗ Г. ПОД НАЧАЛОМ МАРАТА ГЕЛЬМАНА.
 
Теперь Лепехин самовыражается на патри­отическом гостелеканале «Звезда», где за­пускает общественно-политические про­екты. Как и многие его коллеги, по чьему кошельку ударила путинская вертикаль власти, Лепехин считает, что рынок умер, а специалистам по выборам надо искать дру­гую работу. Сгущает краски. Те, кто остался в деле, научились продавать технологии ра­боты с людьми даже тем, кого не избирают.
 
НЕУМИРАЮЩЕЕ СОСЛОВИЕ
Самый сильный удар по цеху политконсультантов был нанесен осенью 2004 г . Кремль добился отмены прямых выборов губерна­торов, а муниципальная реформа привела к тому, что примерно в трети населенных пун­ктов мэры больше не выбираются населени­ем. В 2007 г . технологическое сообщество не сможет заработать на ведении кампаний по выборам депутатов Госдумы в одномандат­ных округах. Пора переквалифицироваться в управдомы?
Как сказать. Оценки самих «выборщи­ков», жалующихся на кризис профессии, поражают. Председатель совета директо­ров центра политконсультирования «Ник­коло М» Игорь Минтусов готов биться об заклад, что рынок выборных технологий «сдулся» не больше чем на 10%. Потеря го губернаторских кампаний в год была, по его оценке, почти полностью компенсирова­на увеличением партийных и индивидуальных расходов на выборах в региональные и местные парламенты.
Что поделаешь - политическая инф­ляция. «Выборы дорожают... В нынешней ситуации в России самые выгодные инвес­тиции делаются не в экономику, а в полити­ку», -  пишет Светлана Барсукова из Высшей школы экономики в исследовании «Теневая экономика и теневая политика: механизм сращивания». Причина проста: у чиновни­ков все больше возможностей вмешиваться в хозяйственную деятельность, а если биз­нес не застрахован от враждебных действий власти, он готов платить за то, чтобы самому стать властью.
Рынок выборных услуг в этом году остал­ся на прошлогоднем уровне—$500 - 700 млн, считает руководитель департамента цент­ра «РRопаганда» Михаил Виноградов. А в 2007 г- оборот политического рынка, по оценке директора Международного инсти­тута политической экспертизы (МИПЭ) Ев­гения Минченко, вполне может подскочить до $1 млрд, тогда как в конце предыдущего думского цикла, в 2003 г ., бюджет избира­тельных кампаний оценивался в $500 млн.
Значительную часть этой суммы ос­ваивают члены премьер-лиги  - примерно 30 консультационных фирм и агентств с оборотом от $2 млн до $10 млн в год, говорит Виноградов. Оставшуюся часть пирога делят около 200 столичных и 300 региональных
команд. Их, несмотря ни на что, становится все больше. «Технологии "продаются" в бутиках. Рынок специализируется», - по­ясняет президент консалтинговой группы «Старая площадь» Светлана Колосова.

Выходит, политтехнологи зря жалуются на жизнь? Ведь, несмотря на перекраивание предвыборного законодательства в пользу «Единой России» и прочие прелести управ­ляемой демократии, спрос на политику остается довольно высоким. Виноградов уточ­няет: спрос на публичную политику спустился на низо­вой уровень. Еще четыре года назад мало кому приходило в голову нанимать «выборщи­ков», чтобы попасть в гордуму. Теперь такое сплошь и ря­дом: кампании по выборам в органы местного самоуправ­ления приносят технологам около $200 млн. в год, выборы в региональные парламенты -  вдвое больше.

Выходит, политтехнологи зря жалуются на жизнь? Ведь, несмотря на перекраивание предвыборного законодательства в пользу «Единой России» и прочие прелести управ­ляемой демократии, спрос на политику остается довольно высоким. Виноградов уточ­няет: спрос на публичную политику спустился на низо­вой уровень. Еще четыре года назад мало кому приходило в голову нанимать «выборщи­ков», чтобы попасть в гордуму. Теперь такое сплошь и ря­дом: кампании по выборам в органы местного самоуправ­ления приносят технологам около $200 млн. в год, выборы в региональные парламенты - вдвое больше.
Впрочем, представление, что бизнес технолога - это всегда публичная борьба за место во власти, стремитель­но устаревает. Если в 2000 г . в выручке МИПЭ на выборы приходилось 90%, а еще 10% было связано с раскруткой бизнеса, то теперь на эти статьи приходит­ся по 20%, а 60% составляют GR-проекты и минимизация политических рисков, ко­торую оплачивают конкретные компании. На «имиджевую» безопасность корпорации готовы тратить до 3% оборотных средств, считает директор по стратегическому пла­нированию «Реновы» Андрей Шторх.
 
СЛУЖБА ПО ДРУЖБЕ
«Мы были в шоке! Так старались показать, что Путин не просто взял [Муртазу] Рахи­мова с собой в Малайзию, но и провел с ним отдельную встречу, и чем все обернулось?» — вспоминает осень 2003 г . чиновник из ад­министрации башкирского президента, пе­реизбиравшегося тогда на очередной срок. Штаб главного соперника Рахимова—Сер­гея Веремеенко—умудрился обернуть успех конкурентов в свою пользу: многие изби­ратели поверили утке, будто Путин вывез Рахимова в Куала-Лумпур, чтобы «сослать» его представителем России в Организацию Исламская конференция.
Ветеран полусотни предвыборных боев, руководитель кампании Веремеенко 40-лет­ний Сергей Могила считает ее самым яр­ким сюжетом своей карьеры «выборщи­ка». В 2001 г . он приложил руку к победе тюменского губернатора Сер­гея Собянина, а в 1999 г .- провел в Госдуму Александра Рязанова, благодаря которо­му несколько месяцев назад перебрался в «Газпром нефть» - руководить GR-проектами, региональной политикой и связями с общественностью. «Житие в самолетах и гостиницах» он променял на корпоратив­ную оседлость без всякого сожаления. «Многие изби­рательные кампании несли очень серьезную социаль­ную напряженность, особен­но с учетом распространения 'черных" технологий», - за­щищает он отмену губерна­торских выборов. Дорожка из политконсалтинга в корпоративный сектор протоптана в России давно. Бывший советник Бориса Бе­резовского и хозяин агентства PR-Centre Владимир Руга не­плохо себя чувствовал как в «Сибнефти», так и в ТНК-ВР. Бывший партнер Руги Алек­сандр Певзнер с 1998 г . дает со­веты чиновникам: начинал с Владимира Рушайло, а сейчас на общественных началах помогает Игорю Левитину. «Технологу все равно, что раскру­чивать: политическую партию или металлур­гическую компанию. Принципы работы одни и те же», - объясняет член Общественной па­латы Сергей Абрамов, до 2004 г . работавший первым замначальника управления внутрен­ней политики администрации президента.
Чтобы остепениться, технологу необя­зательно уходить в нефтяную компанию. Можно продолжать работу по специаль­ности, но уже находясь «над схваткой», то есть в Кремле, который всегда был главным бутиком политических технологий. Президентская администрация регулярно пополняется свежими кадрами из рядов консалтингового сообщества. Семь лет на­зад на службу был рекрутирован директор Центра политических технологий Алексей Чеснаков, консультировавший в 1999 г- Сергея Шойгу по ходу предвыборной кампании «Единства». «Очень одаренный аналитик, отлично ориентируется в информацион­ных потоках», - нахваливает бывшего кол­легу Абрамов, ушедший в 2004 г . из Крем­ля в инвестиционный фонд Baring Vostok. Во время думских выборов 2003 г . Чеснаков определял информационную политику фе­деральных телеканалов. Сегодня в качест­ве заместителя руководителя управления внутренней политики он отвечает за то, под каким углом федеральные СМИ освещают деятельность партий.
Весной 2005 г . на работу в администра­цию был принят выходец из «Онэксима» либерал-государственник Модест Колеров, сражавшийся в 1997 г . за «Связьинвест», а в 2002 г .—за победу Александра Хлопонина на выборах губернатора Красноярского края. Колерову достался неблагодарный участок работы: поддержание связей с соотечествен­никами в республиках бывшего СССР, зара­женных вирусом «цветных» революций.
Одно из самых свежих приобретений ведомства Владислава Суркова—автор не­скольких задиристых книжек о политтехнологиях, специалист по социальному про­граммированию Олег Матвейчев из Bakster Group. Он отвечал, в частности, за то, чтобы в апреле граждане проголосовали за объеди­нение Иркутской области и Усть-Ордынско­го Бурятского автономного округа.
 
ДЕЛАТЕЛИ КОРОЛЕЙ
«Цель выборов находится за их пределами. Листовками и билбордами кампании не вы­игрывают», - говорит председатель совета директоров Bakster Group Дмитрий Гусев. «Тихие» технологии особенно эффектив­ны в случае с продвижением на невыборные должности.
«Start-up дальневосточного полпреда Камиля Исхакова на позиции политика фе­дерального масштаба начался с предвыбор­ной кампании в казанский городской пар­ламент, которая проходила одновременно с празднованием 1000-летия Казани»,—рас­сказывает Светлана Колосова, чья коман­да обслуживала этот комплексный проект. Ее усилиями казанские избиратели хорошо запомнили, как мэр Камиль Исхаков ожив­ленно беседовал в вагоне казанского метро с Владимиром Путиным, тогда как прези­дент Татарстана Минтимер Шаймиев молча сидел напротив. Кстати, информационное сопровождение визитов Путина в регио­ны с нужными акцентами, по словам Ко­лосовой, пользуется у заказчиков большой популярностью.
Главные потребители этой услуги - гу­бернаторы или те, кто хотел бы сесть на их место. Чтобы претендовать на губернаторс­тво, сначала нужно оказаться на «скамейке запасных»,  которая формируется в Кремле для каждого регионального лидера. В short­list, который обычно обновляется раз в квартал, входят 10-15 кандидатов, расска­зывает чиновник администрации президен­та. В их числе  - сильные вице-губернаторы, мэры столиц, директора крупных предпри­ятий, причем предпочтение отдается госуарственным. Соискатели не должны быть ставленниками финансовых групп и вызы­вать раздражение у местных элит.
Даже если соискатель отвечает всем тре­бованиям, обратить на себя внимание кремлевского координатора ему не помешает, говорит Евгений Минченко. Правда, в этом году желающих «продаться» Кремлю стало меньше. «Заказчики уверены, что с прихо­дом нового президента в 2008 г . губернатор­ский корпус все равно обновится. Платить за полтора года готовы немногие», - объяс­няет технолог. Тем более что результат гарантировать все равно невозможно: Путин строго придерживается правила встречаться с каждым из двух «финалистов».
 
ДЕРЖАТЬСЯ КОРНЕЙ
Думский «единоросс» Петр Шелищ год на­зад опасался, что, оставшись без работы, баламуты-«выборщики» перевозбудят об­щество, но все вышло наоборот. Вчерашние агитаторы за «Единую Россию» теперь ходят по тем же квартирам и рекламируют това­рищества собственников жилья. Управляю­щие компании в восторге: теперь они мирно получают контроль над целыми квартала­ми, ведь их подрядчики умеют уговаривать. «Один из наших клиентов сейчас пытается взять на обслуживание жилые дома цело­го подмосковного района», - рассказывает председатель совета директоров консалтин­говой фирмы «Enter-Полит» Арман Кайцуни. В прошлом году он помогал победить на выборах Андрею Епишину, который сегодня возглавля­ет законодательное собрание. Тверской области.
Стратегия малых дел - одно из самых многообеща­ющих направлений в отечес­твенной полуторапартийной политике. «Путинское большинство», уверен глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский, нуждается в «пе­резагрузке»: рейтинг не при­липнет к преемнику автома­тически, ведь Путину многое прощают «по любви». В со­циальных неурядицах народ винит кого угодно - от конк­ретного министра Зурабова до абстрактного Кремля, только не президента. «Кто сможет ответить на эти запросы, тот и будет хозяином следующих выборов», - убеждал Павловский коллег-технологов на июньской конференции «Новые избира­тельные технологии 2006: с чем мы идем на выборы 2007-2008». Кремлевский совет­ник рекомендует коллегам по цеху обратить самое пристальное внимание как раз на со­циально активных «собственников жилья и автомобилистов».
Впрочем, равноправное сотрудничест­во социально активных с Кремлем вряд ли возможно. Лидер автомобильного движе­ния «Свобода выбора» (СВ) Вячеслав Лысаков полагает, что официальные технологи попытаются использовать стихийно возни­кающие общественные движения для «пе­реадресации социальной критики». Если Кремлю удастся договориться с активиста­ми, они укажут обществу «правильные ми­шени», нет - сами превратятся во врагов. Не зря подмосковные убэповцы активно рас­спрашивают членов СВ, не финансирует ли их движение Михаил Касьянов.
Противостоявшие ОМОНу жители Юж­ного Бутова лучше любых пропагандистов объяснили москвичам, каких неприятнос­тей можно ждать от городской власти. Если социальная активность недостаточно высо­ка, помогают технологи-фрилансеры: «ра­бота на баррикадах» - их хлеб. Те, кто вчера сидел в палаточном городке Виктора Януковича, сегодня осаждают площадь у волго­градской администрации, требуя отставки Евгения Ищенко.
Более миролюбивые примеряют роль социальных психологов. Колосова вспоминает, что отрицательное отношение жителей Казани к празднованию 1000-летия города, а заодно и к местным властям удалось нейтрализовать с по­мощью специально создан­ного движения «Город, мы с тобой!». По ее словам, казан­цам понравилось наводить порядок во дворах, поздрав­лять с праздником соседей и привязывать к машинам лен­точки цветов республиканс­кого флага. Похожие переме­ны испытал на себе полтора года назад и Лысаков: «Пока я не занялся "Свободой вы­бора", я критиковал и Пути­на, и ФСБ, а сейчас у меня на это нет времени». Пару месяцев назад в Крем­ле всерьез обсуждали проект создания партии «социаль­ного действия», вдохнов­ляющей граждан на реали­зацию малых дел своими силами. Правда, придворные технологи быстро вспомнили, что у пробуждающейся политической ак­тивности есть и обратная сторона. Стоило однажды допустить к выборам обвиняе­мого в покушении на Чубайса полковника Владимира Квачкова, едва не обошедшего основного кандидата-«единоросса» Сергея Шаврина, как амбиции взыграли и в дру­гих заключенных. В начале года Колосо­вой предлагали взяться за создание партии бывших зэков—с таким деловым предло­жением в ее агентство обратился предста­витель соответствующей категории граж­дан. «Я вежливо отказалась, объяснив, что шансов у такой партии немного: работники ЖКХ в России не голосуют за ассенизато­ров, - вспоминает она.  - Но ведь кто-нибудь наверняка согласится».
В отсутствие политической конкуренции придворные технологии будут направлены на легитимацию выборов, убежден Игорь Минтусов из «Никколо М». Здесь годятся и уличная борьба с угрозой нацизма, и иници­ативные группы, призывающие Путина бал­лотироваться на третий срок. Даже если по­литическая борьба превратилась в фикцию, технологам рано втыкать штыки в землю. Работы хватит на всех.
Людмила Романова