О благотворительности с разных точек зрения

"Время МН", 24.04.2003

Владимир Лукин, заместитель председателя Государственной думы:

— Для общества благотворительность — это одна из цивилизационных форм, делающих его обществом. Общество очень сложно устроено, и благотворительность — важнейший инструмент, способ выживания людей как общества. Вся наша жизнь пронизана благотворительностью. Взять, к примеру, отношения родителей и детей — сначала родители по отношению к детям, а на каком-то этапе и дети по отношению к родителям выступают как благотворители. Недаром во всех религиях, культурах одно из центральных мест занимают понятия жертвы, сострадания и помощи. Общество без благотворительности становится духовно ущербным и вырождается. Об этом стоит задуматься тем нашим "денежным мешкам", которые иногда, словно пауки, раздуваются от денег, пока не лопнут.

Отсутствие в государстве развитых механизмов благотворительности — это даже не вопрос его демократичности, это вопрос его способности выполнять свои функции по управлению государством. Нельзя же всерьез говорить, например, об охране границ, если люди на границе не знают или не уважают такие слова, как "добро", "бескорыстие", "благо".

К сожалению, наше государство законодательно практически не стимулирует благотворительность, во всяком случае, финансово. Особенно если сравнивать с европейской законодательной практикой. Но, что может быть важнее и нужнее сегодня, оно не выработало действенных форм поощрения

— общественного, морального — ни благотворителей, ни благотворительных организаций.

Надежда Никольская, врач-психиатр:

— Есть такое понятие — психосоматические заболевания. Это заболевания тела, которые определяются заболеванием психики вследствие длительного стресса. Поэтому они распространены среди отечественных предпринимателей. Дело в том, что зарабатывание денег, бизнес по-русски — это вещь жесткая. Человеку, хочет он или не хочет, приходится делать какие-то не очень хорошие вещи. Например, нужно у кого-то что-то отнять, чтобы было у тебя, или постоянно демонстрировать готовность дать отпор, проявлять агрессивность. Это постоянное напряжение рождает внутреннюю зажатость, стрессовое состояние, неосознанное чувство вины. Внешне это может проявиться в виде кожных заболеваний, импотенции, запора и т.д. Когда же человек кому-то что-то добровольно отдает, даже если он просто дает деньги нищему в метро, он избавляется, сам того не замечая, от этого стресса, у него снимается внутренний зажим, компенсируется чувство вины. Человек настолько начинает себя ощущать по-другому, что действительно выздоравливает.

Участвуя в благотворительной деятельности, человек решает для себя еще одну проблему, особенно распространенную среди успешных предпринимателей. Когда у человека появляется слишком много денег, его жизнь часто становится пустой. Это проблема достигнутой цели, когда все уже получилось и делать больше нечего. Но оказывается, что можно еще кому-то помочь. Появляется новый смысл, ощущение нужности, наполненности жизни. Такое позитивное душевное состояние, пусть и неосознанное, помогает не только избавиться от телесных недугов, но и просто выжить в опасном для душевного здоровья мире бизнеса.

Светлана Колосова, президент консалтинговой фирмы "Старая площадь":

— Благотворительность, как и спонсорство, — это часть репутационного имиджа. То есть распространение и закрепление в общественном мнении информации о том, что компания заботится о людях, развивает какое-то направление в искусстве, науке...
Что касается "западной" благотворительности, то я знакома с большим положительным эффектом такой помощи России, хотя в СМИ в последнее время и идет определенная "накрутка", что они (то есть Запад) пытаются проповедовать другую идеологию, католицизм или, скажем, американский образ жизни... Я, например, много лет сотрудничаю с "Интерньюс" и могу сказать, что за американские деньги мы обучили в нашей стране всех региональных тележурналистов, начиная от руководителей компаний до операторов, режиссеров, ведущих.

Леонид Тюхтяев, детский писатель и банкир, не воспользовавшийся случаем и не ставший делать рекламу своему банку:

— В своей благотворительной деятельности я руководствуюсь душевными движениями, присущими каждому человеку, даже банкиру, и естественной, на мой взгляд, тягой человека бизнеса к искусству — человек всегда тянется к тому, чего ему не хватает. Например, в бизнесе большой дефицит бескорыстия. Вот и тянется душа к чему-то, не связанному с прибылью. Поэтому моя благотворительность часто бывает направлена именно в сферу искусства, в частности, наивного искусства. У нас, как и у любого банка, есть, скажем так, плановая программа поддержки детских домов, библиотек... Но есть и мои личные предпочтения и пристрастия, что, конечно, сказывается на выборе "объектов" поддержки и покровительства.

Константин Курченков, председатель правления благотворительного фонда "Попечитель":

— Я считаю, что о благотворительности нужно говорить, благотворительность нужно, если хотите, рекламировать. В первую очередь для того, чтобы был хороший пример для подражания. Нам нужны авторитеты, но — не Япончик и Михась, а Багратион и Суворов. Нам нужны примеры, что вот кто-то взял и помог. Благотворительность — это не всегда материальная помощь, но это всегда — взаимовыручка, взаимодополнение, взаимопонимание.

Наталья Дементьева, заместитель министра культуры РФ:

— Благотворительность бывает разной. С одной стороны, к нам в министерство, может быть, не так часто, как хотелось бы, приходят люди, которые предлагают помощь или просят поддержать нашим авторитетом их — иногда достаточно серьезные — благотворительные инициативы на местах. И конечно, у нас есть, скажем так, старые друзья — и эта дружба проверена временем. К ним мы стараемся обращаться, когда вопрос не терпит отлагательства или в экстремальных ситуациях. Пример такой дружбы — наши отношения с фондом "Интеррос" Владимира Потанина.
С другой стороны, есть "благотворители", которые в первую очередь (она же нередко и последняя) стремятся решить свои частные проблемы.